Импульс для новых исследований

«История Казахстана должна быть понята с высоты современной науки, а не по ее отдельным фрагментам» – эта цитата из статьи «Семь граней Великой степи» стала главной направляющей обсуждения учеными и литераторами программного труда Главы государства, знаменующего новый поворот в развитии историографии Казахстана.

Международный «круглый стол» «Семь граней Великой степи: от прототюркского до казахского» организовали Министерство образования и науки, Институт языкознания им. А. Байтурсынова, международное общество «Қазақ тілі» и Международный тюркологический центр.

Народный писатель, поэт, ученый, дипломат, руководитель созданного под эгидой ЮНЕСКО Центра сближения культур Олжас Сулейменов отметил, что статья Президента стала продолжением программы «Рухани жаңғыру» и придала масштабность вопросу духовной модернизации. Доклад ученого и литератора был посвящен проблеме реконструкции древнейшей культуры тюркских и алтайских народов в аспекте взаи­мовлияния мирового глотто- и палеокультурогенеза. Олжас Сулейменов рассказал о 50-летнем опыте работы над этимологическим словарем «1001 слово», выделил главные принципы исследования языковой архаики и центральные задачи современной «лексической археологии».

– Статью Президента следует воспринимать как указ заняться реальной научной историей, – уверен Олжас Омарович. – Для нас это важно. Вспомните, большевики, соз­давая интернациональный СССР, не позволяли развивать национальную историографию, так как это воспитывало национальное самосознание. Когда Сталин призывал бойцов Красной армии на подвиг, он перечислял имена исторических героев, в том числе хана Кенесары Касымова. Историки обрадовались. И Ермухан Бекмаханов в 1951 году написал докторскую диссертацию, посвященную Кенесары Касымову, за что получил 25 лет лагерей, что сразу охладило научный пыл других. После смерти Сталина первыми, кто нарушил негласный запрет на пропаганду национальной истории, стали писатели: Ильяс Есенберлин с «Кочевниками», Ануар Алимжанов со «Стрелой Махамбета». В советские годы мне почему-то доз­волялось писать на темы нацио­нальной истории, и я пользовался такой возможностью. Возможно, потому что писал на русском языке и меня поддерживали не только в Казахстане, но и в России и других республиках СССР. Поддержка меня выручила в 1975 году, когда вышла книга «Аз и Я». Помню, Академия наук СССР заседала с утра до вечера без перерыва. Меня «разбирали» за то, что посмел заявить: в XII веке Киевская Русь была двуязычной. В те времена ее жители, кроме русского, знали тюркские языки. Автор «Слова о полку Игореве» тоже был билингвом, сочиняя целые куски на тюркском. С таким заявлением советские ученые не согласились. Академики Лихачев, Рыбаков и другие были моноязычными и, наверное, в силу этого обстоятельства не могли увидеть, прочувствовать, воспринять среди древнерусского «Слова» фрагменты тюркского текста. Тогда я говорил, что нет народа, сохранившего свой язык в неприкосновенности, каждое взаимодействие с другим народом обязательно оставляло след в языке, культуре, традициях.

Олжас Омарович делился воспоминаниями, как находил тюркизмы в письменных источниках в разных частях света: в древнеегипетских рукописях, шумерских письменах, древнекитайских и древнелатинских текстах. Например, в Древнем Египте верховным богом назвали Осириса, покровителя земледелия. Его имя переводится с тюркского как «взращивание»: ос – расти, осир – взращивай.

– Сегодня исследование древнего Казахстана в плане демонстрации преемственности культуры казахского народа становится плановым, – говорил директор Института языкознания Ерден Кажыбек. – Антропологические исследования казахстанского ученого Оразака Исмагулова и венгерского Андраша Биро, некоторые глубинные лингвистические реконструкции, в том числе Олжаса Сулейменова, феномен археологических комплексов Аркаим и другие факты четко указывают, что местное население на территории современного Казахстана проживало тысячелетиями.

В своих выступлениях участники «круглого стола» подчеркивали, что надо начать готовить специа­листов по древней истории – шумерологов, египтологов, ассирологов, скифологов, специалистов по гуннскому периоду, обязательно нужна дифференцированная древнетюркская тематика, палео­графия и другие специальности. К историческим исследованиям следует активнее привлекать молодых ученых и талантливых студентов. Особое внимание следует обратить на Средиземноморский регион, где формировались древнейшие роды, племена, которые вышли из Африки и расселились затем по всей Земле.

Мировая и отечественная наука, подчеркнули ученые, нуждается в изучении тюркских языков, что позволит полнее представить картину национальной и всемирной истории. Статья Президента «Семь граней Великой степи» является импульсом для многообещающих исследований.

АВТОР:
Раушан Шулембаева, Алматы

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о